• Есть вопросы?

  • Звоните:

  • 8 (812) 454-46-51





Дело о совершении наезда на пешеходном переходе

По одному из дел, которые мне довелось вести, мой клиент Ш. обвинялся в совершении наезда на пешеходном переходе. В ходе следствия защитой было заявлено ходатайство о проведении по делу следственного эксперимента и назначении автотехнической экспертизы.
Следователь в ответ указал, «что заявленное ходатайство необоснованно, удовлетворению не подлежит, поскольку подано в целях избежания уголовной ответственности и затягивания сроков предварительного следствия. При следовании по проезжей части по крайне левому ряду движения в нарушение пункта 9.4 ПДД РФ, водитель большегрузного автомобиля Ш. остановился на регулируемом пешеходном переходе в нарушение пункта 14.4 ПДД РФ при включении разрешающего движение зеленого сигнала светофора. Прежде чем начать движение, достаточным образом не убедился в безопасности такового и совершил наезд на пешехода, не дав ему закончить переход проезжей части.
Материалами дела установлено. что пешеход пересекал проезжую часть на зеленый сигнал светофора в темпе очень медленного шага, опираясь на трость. И при включении красного сигнала находился в районе крайне левого ряда движения.
В случае, если бы Ш. остановился перед пешеходным переходом, в месте, определяемом п.6.13 ПДД РФ, он мог бы наблюдать весь путь движения пешехода, и наезд бы не произошел.
Кроме того, органы следствия считают необходимым указать на то обстоятельство, что производство эксперимента допускается, если не создает опасности для здоровья участвующих лиц, а в данном случае причинение вреда возможно, поскольку в момент ДТП на проезжей части находилось много автомобилей.»
По мнению защиты, обвинение, предъявленное Ш., не основано на материалах дела, а постановление следователя об отказе в проведении эксперимента «на предмет видимости пешехода с места водителя» законным и обоснованным не является. Доказательства виновности Ш. в деле отсутствуют. Стремление следователя на править дело в суд в апреле 2015, в то время как ДТП произошло 1 апреля того же года, и довод следователя «о затягивании сроков следствия» не выдерживают никакой критики и потому, что срок следствия составляет два месяца, а доводы защиты-законны и обоснованы.
По делу не установлено, что при указанных дорожных условиях Ш. мог либо должен был видеть пешехода при пересечении последним проезжей части дороги.
Следствие утверждает, что Ш. необходимых мер предосторожности и требований правил ДД не соблюдал, заведомо поставил себя в условия, при которых не был в состоянии обеспечить безопасность движения транспортного средства, то есть им никаких мер предотвращения ДТП принято не было. И при этом следствие противоречит своим же выводам о виновности водителя Ш., ссылаясь на пункт Правил 10.1 ДД РФ, а именно: «при возникновении опасности для движения, которую он в состоянии обнаружить».
Таким образом, по мнению следствия, Ш. в данной дорожной обстановке был обязан видеть пешехода, либо «мог его обнаружить». В то время как пункт правил 10.1 ПДД РФ гласит: «при возникновении опасности для движения. которую водитель мог заметить».
Предъявленное Ш. обвинение не отражает в полной мере фактические обстоятельства совершения преступления.
В формуле обвинения не указано. с какой скоростью двигался водитель. допустил ли он превышение установленного ограничения9лишь указано : «выбрал скорость, которая не обеспечивала ему возможность постоянного контроля над движением ТС для выполнения требований Правил», что действительности не соответствует. Т. к. Ш. лишь начинал движение в плотном потоке ТС), не указано, позволяла ли видимость в направлении движения избежать наезда на пешехода, также не отражено, имел ли водитель возможность избежать наезда. И в состоянии ли он был обнаружить опасность для движения. а так же мог ли он принять меры для снижения скорости вплоть до остановки автомобиля.
По материалам дела следует. что после наезда Ш. проследовал более 100 метров и был остановлен водителями, то есть он не видел пешехода вообще и не мог видеть.
Эти доводы по настоящее время не проверены ни следственным, ни экспертным путем. Таким образом, по делу не установлено, что при указанных дорожных условиях Ш. Мог либо должен был видеть пешехода при пересечении последним проезжей части.
Поэтому довод следователя о том, что Ш. прежде чем начать движение, достаточным образом не убедился в безопасности такового и совершил наезд, не может быть положен в основу предъявленного обвинения.
Довод следствия о том, что «в случае, если бы Ш. остановился перед нерегулируемым пешеходным перекрестком в мете, определяемом пунктом 6.13 ПДД РФ, он мог бы наблюдать весь путь движения пешехода по проезжей части, и наезд не имел бы места» является голословным, основан лишь на предположениях и убежденности следствия в виновности Ш., а потому не может быть положен в основу обвинения, и тем более обвинительного приговора.
Довод следствия о том, что при следовании по крайне левому ряду в нарушение пункта 9.4 ПДД РФ Ш. остановился на переходе, в нарушение пункта 14.4 ПДД РФ при включении зеленого сигнала светофора…. не дал пешеходу закончить переход проезжей части», так же не может быть положен в основу обвинения, так как опровергается пунктом 6.14 ПДД РФ, согласно которому он не мог остановиться прибегая к экстренному торможению. которое в данной дорожной обстановке и не требовалось - в условиях интенсивного потока ТС. И в соответствии с пунктом 6.14 Правил в данных условиях ему было разрешено дальнейшее движение на пешеходном переходе т. е. в месте, определяемом пунктом 6.13 Правил.
В ходе следствия Ш. последовательно утверждал, что красный сигнал светофора включился после того как его автомобиль уже находился на переходе, в то время как он следовал на разрешающий (зеленый) сигнал светофора. При этом красный сигнал включился, когда Ш. уже находился в «пробке», будучи лишенным возможности продолжить движение. И в то же время, движение в условиях интенсивного потока ТС помешала Ш. закончить проезд пешеходного перехода, в связи с чем, он, выполняя требование запрещающего сигнала светофора, остановил автомобиль.
Увидев. Что для пешеходов включился красный сигнал светофора, Ш. убедился в безопасности движения автомобиля и спустя 3-4 сек после сигнала светофора, пешехода не видел.
Таким образом, вменение Ш. нарушение пунктов правил ДД РФ , изложенных в тексте предъявленного обвинения, не является обоснованным.
Довод следствия о безопасности участников движения не может быть причиной отказа в удовлетворении ходатайства защиты лишь потому, что «нахождение многих автомобилей на проезжей части» не требуется при проведении эксперимента с целью установления видимости пешехода с места водителя в момент начала движения автомобиля. Подобный эксперимент можно провести на территории следственного отдела.
По мнению защиты, следователь не желает проверять доводы Ш. лишь потому, что их результаты опровергнут доводы обвинения о виновности водителя.
По мнению защиты, по делу было необходимо провести АТЭ как по результатам эксперимента. Так и по устранению имеющихся противоречий о соответствии действий водителя требованиям правил, изложенных в письменном ходатайстве. Без данных о видимости на момент ДТП невозможно ответить на вопрос – имел ли Ш. техническую возможность избежать наезда на пешехода. Именно поэтому следователь вообще не указал о наличии подобной возможности для водителя. А лишь заявил, что Ш. не был внимательным и предупредительным к другим участникам движения.
В судебном заседании Ш. вину признано. И прибавил скорость нал полностью и пояснил. Что после того, как для него включился зеленый сигнал, он, посмотрев перед собой налево и направо. Начал движение. Неожиданно машины, находящиеся позади, начали сигналить. Он подумал, что едет медленно, и прибавил скорость. В это время его догнал автомобиль, водитель которого сказал, что он сбил пешехода. Сам он этого не видел и не чувствовал. Он остановился, вышел из машины, увидел произошедшее. В содеянном раскаивается.
Суд указал, что Ш. нарушил требования п.п. 1.3,1.5,2.7.8.1,9.4, 10.1,14.3.14.4 ПДД РФ. Какая либо экспертная проверка обстоятельств ДТП не проводилась, при назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимого и назначил ему условную меру наказания. Судебной коллегией по уголовным делам приговор был оставлен в силе.