• Есть вопросы?

  • Звоните:

  • 8 (812) 454-46-51





Столкновение двух машин и смерть водителя, менявшего колесо


Ранним зимним утром по Колпинскому шоссе оживленное движение, достаточно большой поток машин – люди едут на работу. Освещение фонарями - пока не рассвело. Дорога покрыта небольшим слоем снега. В крайне левом ряду запаркована машина – водитель где-то повредил колесо и ходит по проезжей части, готовится менять колесо.
По дороге движется поток машин, две попутно двигающиеся машины сталкиваются и разлетаются в разные стороны. Одной из этих двух машин убит водитель, собиравшийся менять колесо.
Место происшествия обследовано, есть схема ДТП.
Самое интересное разворачивается потом. Следователь делает для ОБОИХ участников ДТП разные экспертизы- для одного, что виноват он. Для другого - что виноват другой. Обоим предлагается «решение проблемы». Один из водителей, попавших в смертельное дтп, соглашается на «предложение» следователя, становится свидетелем по делу.
В отношении второго, несговорчивого, возбуждается уголовное дело. Дело доходит до суда, суд первой инстанции выносит приговор.
Чем же это дело интересно для широкой публики?
Приговор вынесен при ПОЛНОСТЬЮ СФАЛЬСИФИЦИРОВАННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВАХ ПО ДЕЛУ.

1.Суд первой инстанции не нашел причин услышать заключение в пользу осужденного. Но нашел возможность обосновать приговор заключениями экспертов, НЕ ОТВЕТИВШИХ НИ НА ОДИН ВОПРОС АДВОКАТА.
2.Суд нашел возможность обосновать приговор показаниями ЕДИНСТВЕННОГО «свидетеля», который только благодаря договоренности со следователем остался «свидетелем».
3.Суд посчитал возможность обосновать приговор видеосъемкой, в которой видны только мечущиеся блики теней.

Для читателя, попытающегося дойти до конца данной невыдуманной истории, предоставляется выдержка из апелляционной жалобы адвоката в СПБ горсуд. Жалоба частично улучшила положение осужденного. Срок наказания был снижен. Тем не менее по данному делу был вынесен абсолютно необоснованный приговор. Что называется «на глазок».
Апелляционная жалоба (выдержки)
При вынесении обвинительного приговора судом не были учтены данные осужденным показания, а так же доказательство невиновности осужденного, заключение специалиста ЭПЦ «КУАТТРО» №88/16-3 от 01.09.2016.
Вывод суда НЕ СООТВЕТСТВУЕТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ. Он не обоснован собранными по делу «доказательствами обвинения» и опровергается как показаниями осужденного, так и заключением специалиста ЭПЦ «КУАТТРО» №88/16-3 от 01.09.2016., данными видеозаписи.
В показаниях осужденного утверждается, что Акконен А. А. двигался по проезжей части Софийской улицы в направлении от Усть-ижорского шоссе к Колпинскому шоссе в Пушкинском районе г. Санкт-Петербурга в средней полосе со скоростью около 80 км/ч. Впереди двигался автомобиль «ВОЛЬВО XC 90», на расстоянии около 25 метров и скорость его была равна его скорости. Приближаясь к автомобилю «ВОЛЬВО XC 90», он включил левый указатель поворота, посмотрел в левое зеркало заднего вида, и увидев, что транспортные средства, двигающиеся в левой полосе, находятся на безопасном для него расстоянии, прямолинейно приступил к осуществлению маневра перестроения в левую полосу. После чего приступил к опережению автомобиля «ВОЛЬВО XC 90». В указанный момент боковой интервал до автомобиля «ВОЛЬВО XC 90» составлял 0,7 метра. Удар по его автомобилю был нанесен автомобилем «ВОЛЬВО XC 90» в момент, когда он еще находился в пределах своей левой полосы. В среднюю полосу движения он сместиться не успел. Наоборот автомобиль «ВОЛЬВО XC 90», сместился в его полосу движения.
В заключении специалиста ЭПЦ «КУАТТРО» №88/16-3 от 01.09.2016. Эксперт в заключении указывает, что экспертным путем невозможно установить (опровергнуть), что в момент первичного контакта автомобили находились в неуправляемом состоянии. Данный ответ эксперта не исключает нарушения правил ДД водителем Вольво Кочетковым.
В ответе на вопрос 14 эксперт приводит шесть вариантов сценария столкновения автомобилей. Эксперт Александров уклоняется от ответа на данный вопрос. Наличие шести равновероятных сценариев кульминации события ДТП подтверждает вывод защиты о недоказанности механизма ДТП, а следовательно, и виновности привлекаемого к уголовной ответственности лица.
Эксперт Гройсер в ответе на 5-6 вопрос указывает: «Согласно представленных результатов расчета, расчетное время перестроения, равное 2,6 сек. было меньше времени смещения а/м марки ВАЗ влево, равное 3 сек. согласно видеозаписи, и меньше времени с момента начала перестроения а\м марки ВАЗ до момента смещения автомобиля Вольво вправо равного 5 сек. Эксперты Антонова и Александров уклоняются от ответов на поставленные вопросы, констатируя только движение автомобиля Вольво в пределах своей полосы. Согласно представленной в материалы дела фототаблице удар автомобиля Вольво пришел в заднюю правую колесную арку автомобиля ВАЗ. Учитывая шесть равновероятных вариантов развития кульминации ДТП, не исключая заноса автомобиля Вольво, учитывая, что согласно ответу специалиста Гройсера автомобиль ВАЗ успел закончить перестроение до ДТП, можно говорить о том, что причиной столкновения явилось несоблюдение интервала до впереди движущегося транспортного средства автомобилем Вольво.
В соответствии с пунктом 2.1 статьи 158 «Стороне защиты не может быть отказано в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в производстве по уголовному делу в порядке, установленном настоящим Кодексом, специалиста для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, за исключением случаев, предусмотренных статьей 71 настоящего Кодекса.»
в соответствии с положениями ч. 3 ст. 80 УПК РФ, заключение специалиста это представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами.
Данное заключение, тем не менее, является доказательством по делу, поскольку специалист в письменном заключении излагает свои суждения по поставленным перед ним вопросам, ответы на которые требуют специальных знаний.
В отношении упомянутого выше заключения специалиста – трассолога в Приговоре сказано следующее: «суд не принимает в качестве доказательства заключение специалиста ЭПЦ «КУАТТРО» №88/16-3 от 01.09.2016., т. к. он не давал заключение в порядке, предусмотренном ч. 3 статьи 80 УПК РФ, и как следует из материалов дела, сделаны на основании исследования копий материалов уголовного дела, представленных стороной защиты….»
Защита считает, что приведенная судом мотивировка есть не что иное, как окончательный смертный приговор конституционному принципу состязательности сторон.
Я ходатайствую перед судом апелляционной инстанции об исследовании перечисленных выше доказательств в ходе проверки ошибочного вывода суда, обозначенного в начальной части жалобы в качестве тезиса.
Из показаний, данных свидетелем обвинения К. в ходе заседаний суда 1-й инстанции и его показаниями, данными в ходе предварительного следствия суд «установил», виновность! осужденного. Однако, суд сознательно не обратил внимание на то, что «свидетель» К. А. Ю. объективно заинтересован в осуждении Акконен А. А..
В случае вынесения оправдательного приговора по делу, в случае его прекращения останется неразрешенным вопрос про возмещение морального вреда, который будет перенесен в гражданское судопроизводство. В рамках гражданского судопроизводства будут «по новому» назначены автотехнические и трассологические экспертизы. ОЧЕНЬ велика вероятность такого развития событий, при котором К. А. Ю. так же придется выплачивать возмещение морального вреда потерпевшему. Более того, в случае вынесения оправдательного приговора Акконен есть вероятность для К. и привлечения в качестве обвиняемого.
Потерпевшая К. считала «свидетеля» К. виновным в совершении данного преступления.
Я ходатайствую перед судом апелляционной инстанции об обязательной проверке показаний «свидетеля» К. А. Ю. как недопустимого источника сведений о инкриминируемом осужденному деяния. Так же ходатайствую об оглашении и исследовании судом апелляционной инстанции показаний потерпевшей К.
Из показаний, данных свидетелем обвинения М. в ходе заседаний суда 1-й инстанции и его показаниями, данными в ходе предварительного следствия суд «установил», виновность! осужденного.
Между тем, суд даже в приговоре объективно указывает слова М. о том, что автомобиль «ВАЗ 115» в момент столкновения он не видел. Кто из участников ДТП создал аварийную ситуацию не видел. (в силу чего свидетель не мог быть источником сведений об искомом факте).
Я ходатайствую перед судом апелляционной инстанции о вызове в суд «свидетеля» М. для сопоставления его показаний с проверяемыми доказательствами, положенными в основу обжалуемого приговора.
В материалы дела представлена видеозапись произошедшего. Она была продемонстрирована в судебном заседании. Из видеозаписи невозможно установить кто же из водителей, участвующих в столкновении, переместился в чью сторону движения. Данная видеозапись была представлена для изучения экспертам, составившим экспертное заключение и, в дальнейшем, допрашиваемым по результатам заключения в судебном заседании.

Я ходатайствую об апелляционной проверке немотивированного вывода суда в указанной части с помощью приведенного доказательства-видеозаписи произошедшего ДТП.
Суд 1-й инстанции положил в основу приговора заключение комплексной судебной трассолого-автотехнической экспертизы и экспертизы звукозаписей № 1296/15-1,1297/09-1,1298/09-1 от 20.06.2016, показания экспертов Антоновой Е. В. и Александрова А. П., которые согласованы между собой и не доверять которым у суда оснований не имеется.
Поскольку суд 1-й инстанции в приговоре не стал подробно анализировать показания экспертов, то сторона защиты обращает внимание суда апелляционной инстанции на следующие «нестыковки» в показании свидетелей-экспертов.
Вопрос защитника эксперту Антоновой:
-На странице 5 заключения №№2097/15-1, 2098/09-1, 2099/09-1 от 29.11.2016 (л. д. 186) указано, что по видеозаписи не представляется возможным определить, кто совершил столкновение, а так же на странице 10 того же заключения указано, что по видеозаписи не представляется возможным определить, кто совершил столкновение, а так же на странице 10 того же заключения (л. д. 191) указано: «определить по видеозаписи, кто совершил столкновение, и перемещение на стадии сближения автомобилей не представляется возможным.
Означает ли это, что вы не можете однозначно установить, какой из автомобилей непосредственно перед столкновением смещался в сторону другого автомобиля?
-Эксп. Антонова:
-Установить не могу. Так как на видеозаписи этого не видно.
Вопрос защитника эксперту Антоновой:
Согласно вашему заключению №№2097/15-1, 2098/09-1, 2099/09-1от 29.11.2016 (л. д. 186) от 29.11.2016 (л. д. 186)(2 вопрос) указано: «что с момента перестроения автомобиля «ВАЗ» влево, до момента столкновения траектория автомобиля «Вольво» вправо прошло 2,24 сек.
Означает ли это, что именно в этот момент времени имел место контакт транспортных средств, и что именно в этот момент времени вы не можете определить, кто произвел столкновение, и какой автомобиль сместился в полосу движения другого автомобиля?
Эксперт Антонова:
-Не могу установить.
Вопрос защитника эксперту Антоновой:
Может ли вы конкретно и неопровержимо утверждать, что именно в Эти 2,24 сек автомобиль «ВАЗ» смещался в полосу движения автомобиля «Вольво»?
Нет не могу утверждать.
Вопрос защитника эксперту Антоновой:
Можно ли по видеозаписи определить какое из транспортных средств совершило столкновение?
Эксперт Антонова:
-На видеозаписи момент столкновения не видно.
На вопрос суда эксперту Антоновой:
-На видеозаписи видно движение автомобиля «ВАЗ»?
Эксперт Антонова:
На видеозаписи видно как автомобиль «ВАЗ» перемещается ИЗ СРЕДНЕЙ ПОЛОСЫ ВЛЕВУЮ ПОЛОСУ, затем из-за стоп-сигналов автомобиля «Вольво» автомобиль «ВАЗ» маскирован.
Таким образом, эксперт в одном из ответов на вопросы дает ответ о том, что она не знает, какой автомобиль сместился в полосу движения другого автомобиля, в другом ответе указывает, что смещался автомобиль «ВАЗ» в полосу движения автомобиля «Вольво». В ответе на третий вопрос указывает, что автомобиль «ВАЗ» смещался не вправо, а влево, то есть в сторону ПРОТИВОПОЛОЖЕННУЮ полосе движения автомобиля «Вольво».
Эксперт Александров в ходе допроса так же указал, что все выводы его заключения базируются на выводах эксперта Антоновой, исследовавшей видеозапись.
Вопрос защитника Карюкина к эксперту Александрову:
Почему вы приняли решение, что автомобиль ВАЗ перестроился вправо, а не наоборот?
Эксперт Александров:
Данный вывод я сделал на основании заключения экспертизы по видеозаписи, произведенной экспертом Антоновой.
Вопрос защитника Карюкина к эксперту Александрову:
Почему вы сделали вывод о том, что версия водителя Кочеткова является состоятельной, а версия водителя Акконен-несостоятельной?
Эксперт Александров:
Данный вывод я так же сделал на основании заключения эксперта Антоновой.
Таким образом, «свидетель» Александров копировал данные заключения Антоновой, о чем и рассказал суду в судебном заседании.
Но подобными «доказательствами» обосновывается виновность! Акконен в совершении преступления.
Ходатайствую об оглашении и исследовании судом апелляционной инстанции показаний вышеназванных свидетелей, которые даны ими в суде первой инстанции, для подтверждения достоверности моего утверждения.
Я полагаю, что качество «судебного разбирательства», приведшего к вынесению обвинительного приговора по моему делу находилось на столь низком уровне, что рассчитывать на справедливую оценку исследуемых обстоятельств дела не было никаких оснований. Остается надежда на объективность суда апелляционной инстанции, главной задачей которого является контрольная оценка доказательств, положенных в основу обвинительных приговоров, вынесенных нижестоящими судами.
На основании изложенного и руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 38920 УПК РФ.

ПРОШУ:
Обвинительный приговор Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга в отношении Акконен Андрея Александровича отменить с вынесением оправдательного приговора.