• Есть вопросы?

  • Звоните:

  • 8 (812) 454-46-51





Уголовное дело о наезде на пешехода на проезжей части дороги (при наличии обочины)

Уголовное дело о наезде на пешехода Петрова в г. Окуловка Новгородской обл. следствием прекращалось пять раз за отсутствием в действиях водителя состава преступления. Все постановления были вынесены на одном листе печатного текста. Эти шедевры Новгородской следственной мысли заслуживают того, чтобы их воспроизвести дословно.
Водитель Андреев, в темное время суток, со скоростью около 40 км\ч, с ближним светом фар. При видимости дороги и пешехода на расстоянии 36 метров, увидел группу неустановленных людей, стоявших на его полосе движения, и стал объезжать с левой стороны, с выездом на встречную полосу движения, находясь на которой, увидел впереди себя, примерно за 2-3 метра, неожиданно появившегося на проезжей части дороги пешехода Петрова. Не успел затормозить, произвел наезд на него. В результате Петров получил телесные повреждения, был доставлен в больницу, где скончался.
Согласно заключению автотехнической экспертизы, Андреев не имел возможности избежать наезда путем экстренного торможения.
В действиях Андреева, двигавшегося по автодороге в соответствии с ПДД и не имевшего технической возможности избежать наезда на пешехода Петрова, который, в нарушение ПДД, на момент наезда на него автомобиля, находился на проезжей части дороги (при наличии обочины), отсутствует состав преступления и состав административного правонарушения.
В другом постановлении было указано, что Андреев «….увидел выбежавшего на проезжую часть с левой стороны (по ходу его движения), примерно за 2-4 метра, перед автомашиной пешехода Петрова»….
В своем первичном объяснении в день ДТП Андреев пояснял, что он перед наездом употреблял спиртное, пешехода Петрова увидел примерно за 25-30 метров, перед наездом он применил торможение, но затормозить не успел. При последующих допросах он пояснил, что спиртное не употреблял, Петрова он увидел, только когда объезжал группу молодежи, стоявшей на его полосе движения, и перед наездом на Петрова он применить торможение не успел, пояснив, что первичное объяснение составлено им в состоянии шока, он подписал, не читая его. Первичное объяснение нельзя положить в основу обвинения, поскольку объяснение не является процессуальным документом, при составлении Андрееву не разъясняли его права, предусмотренные статьей 51 Конституции РФ.
После вступления в дело адвоката потерпевшей-матери погибшего шестое по счету постановление было отменено. Начальник СО УМВД принес матери погибшего свои извинения. Назначил по делу повторную экспертизу и направил дело в суд.
Повторная экспертиза так же вызвала сомнения в своей обоснованности. В исходных данных о ее назначении было указано: наезд на пешехода произошел на полосе встречного движения, перед наездом пешеход шел по левой обочине в попутном направлении с автомобилем.
Далее по тексту следовало: непосредственно перед наездом пешеход выбежал на проезжую часть с левой обочины.
Где логика? Пешеход шел, увидел автомобиль и вдруг побежал под колеса.
В описательной части заключения указано: «водитель автомобиля показывает, что когда он увидел группу людей, стоявших на его полосе кружком почти полностью его полосу движения, то он снизил скорость до 40 км\ч. Выехал на полосу встречного движения. где совершил наезд на пешехода, идущего спокойным шагом в попутном направлении по левой полосе движения, ближе к обочине…»
И вот эксперты пишут: «Андреев не располагал возможностью с близким светом фар предотвратить наезд. 2. Андреев располагал возможностью предотвратить наезд с дальним светом фар. По имеющимся условиям видимости дороги….»
Далее эксперты перекладывают ответственность на следствие и утверждают, что ПДД жестко не регламентирует параметры движения ТС в процессе объезда, однако Андрееву для обеспечения объезда целесообразно было, прежде чем приступить к маневру, переключить свет фар с ближнего на дальний, и увеличить дальность видимости дороги и возможных препятствий. В связи с тем, что выполнение этих требований связано с индивидуальными особенностями конкретного водителя, оценка которых не входит в компетенцию АТ, вопросы соответствия действий Андреева ПДД должны быть решены следствием или судом путем сравнения действий, предусмотренных Правилами, с его фактическими действиями.
В выводах же эксперты указали, что причиной выезда явились действия водителя по управлению ТС. Но главное, они пришли к выводу, что показания Андреева не соответствуют обстоятельствам происшествия в части того, что пешеход выбежал перед автомобилем за 2-3 метра, т.к. в данном случае наезд на пешехода мог быть произведен либо левой боковой стороной. А не передней, либо наезда на пешехода не было бы вообще (пешеход просто не успевает выбежать и развернуться на 180 градусов, повернувшись к автомобилю левым боком).
Представляется, что эксперты превысили свои полномочия, т. к эти вопросы должны были решаться комплексной комиссионной экспертизой СМЭ и АТТЭ (с учетом механических повреждений-деформирован капот, крыша в передней части, разбито ветровое стекло, что свидетельствует о силе удара, значительной скорости движения, которая может быть определена).
Выводы повторного заключения противоречили выводам ранее выполненной экспертизы. Противоречия обусловлены квалификацией экспертов при оценке дорожной обстановки, неодинаковым подходом к анализу обстоятельств ДТП и выбором методик проведения исследования.
Эксперты пишут: «.. как развивались бы события при движении автомобиля с безопасной скоростью по условиям видимости или максимально разрешенной для движения по населенному пункту, экспертным путем установить не представляется возможным, т. к. автотехническое исследование, являясь одним из доказательств по делу, не рассматривает дорожно-транспортных ситуаций. которых не было в действительности.
В основу выводов следствия о невиновности Андреева был положен довод о создании на дороге опасности для движения группой неустановленных людей. (В условиях сельской местности их установить было элементарно. Может их просто не было?) Андреев пытался избежать наезда, выехал на полосу встречного движения, и тут ему попался пешеход.
Подобная оценка ДТП трактуется по-разному. Согласно мнению экспертов РФЦ водитель был обязан руководствоваться требованиями пункта 10.1 ПДД, то есть принять меры к полной остановке ТС, применить торможение. Тогда же решается вопрос о том, имел ли техническую возможность или нет. Маневр без торможения является допустимым, маневр с торможением, когда колеса заблокированы.-допускается. В этом случае можно говорить о вынужденном маневре, то есть о действиях водителя в условиях крайней необходимости. По делу Андреева она имела бы место в ситуации, когда пешеход появился бы в поле зрения на проезжей части, после чего водитель применяет маневр с торможением и уже тогда совершается наезд на группу лиц. Однако здесь необходима тщательная экспертная оценка дорожно-транспортной ситуации. Поэтому действия Андреева, который выехал на встречную полосу движения. уже не соответствуют требованиям ПДД. Опять же, находился ли на проезжей части пешеход, и выбежал ли он на проезжую часть?
За неделю до происшествия, при аналогичных обстоятельствах, когда подросток возвращался с дискотеки, на него был совершен наезд автомобилем, который принадлежал местному лесничему. Тогда подросток сумел отпрыгнуть от автомобиля. но получил телесные повреждения.
В день смертельного ДТП лесничий находился в автомобиле вместе с Андреевым в качестве пассажира. Несмотря на наличие в 500 метрах от места происшествия сельской больницы Андреев и лесничий возили Петрова около полутора часов неизвестно где.
Показания по группе людей на дороге дала знакомая лесничего. Они были впоследствии опровергнуты.
Представителем потерпевшей была получена информация, что за рулем в момент наезда находился лесничий, и что последний уговорил Андреева взять вину на себя.
По мнению матери потерпевшего в данной ситуации имело место убийство, замаскированное под ДТП, однако, доказать этого не удалось….
Дело закончилось примирением матери потерпевшего с Андреевым…