• Есть вопросы?

  • Звоните:

  • 8 (812) 454-46-51



Обзор судебной практики по уголовным делам

Президент России Владимир Путин подписал Федеральный закон "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" (об уточнении порядка возбуждения уголовных дел).

Утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 5 февраля 2014 года ОБЗОР судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2013 года СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ I. Вопросы квалификации 1. Избиение потерпевшего в ходе разбойного нападения и его последующее оставление в бессознательном состоянии со связанными руками в безлюдном месте при низкой температуре свидетельствует о наличии у виновного умысла на его убийство. 10 февраля 2012 г. X. и А. с целью хищения чужого имущества договорились совершить разбойное нападение на водителя такси. Во исполнение задуманного осуждённые остановили автомашину под управлением В., в пути следования А. накинул водителю на шею антенный кабель и стал душить. X. нанёс потерпевшему В. два удара кулаком в лицо. В результате насильственных действий X. и А. потерпевший потерял сознание. После этого X. связал потерпевшему руки, совместно с А. переместил его в лесополосу и присыпал снегом. Затем осуждённые скрылись с места преступления на автомашине потерпевшего. Смерть В. наступила от общего переохлаждения организма, обусловленного воздействием низкой температуры на организм. Указанные действия X. и А. квалифицированы судом по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ), пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ), п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ). В апелляционной жалобе осуждённый X. просил переквалифицировать его действия в отношении потерпевшего В. на ч. 2 ст. 162 и ст. 109 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила приговор без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения по следующим основаниям. Действия осуждённых, которые вдвоём вынесли избитого В. из автомобиля и оставили его в безлюдном месте со связанными руками при температуре ниже -20 °С без верхней одежды, забросав снегом, что повлекло наступление смерти В. от переохлаждения организма, судом первой инстанции обоснованно расценены как убийство. Суд правильно установил в действиях осуждённых умысел на убийство. Подтверждением умысла является и высказанное X. намерение лишить В. жизни. При таких установленных обстоятельствах суд правильно квалифицировал действия осуждённого X. в отношении потерпевшего В. по пи. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ. Определение № 88-АПУ13-5 2. Разбой не может быть признан совершённым с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего в том случае, когда виновное лицо непосредственно не участвует в его причинении. Установлено, что К. и М. заранее договорились о нападении на оператора автозаправочной станции Г. Вооружившись бейсбольной битой, они приехали к станции, путём обмана проникли в помещение операторской, после чего К. стал наносить битой удары по голове потерпевшей Г. Убедившись, что потерпевшая не подаёт признаков жизни, нападавшие похитили денежную выручку, мобильный телефон потерпевшей и скрылись с места преступления. По заключению судебно-медицинского эксперта, Г. причинены множественные повреждения, в том числе открытая черепно-мозговая травма и закрытая травма груди, от которых наступила её смерть. Действия М. квалифицированы судом по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, а К. - по п. «в» ч. 4 ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации изменила приговор в отношении М. по следующим основаниям. Суд указал в приговоре, что в судебном заседании не установлен факт того, что подсудимые, намереваясь применить насилие к потерпевшей, одновременно с этим заблаговременно договорились также об убийстве Г. Приведёнными в приговоре доказательствами не установлено и то, что М. в процессе разбойного нападения на потерпевшую Г. принимал непосредственное участие в лишении её жизни либо оказывал какое- либо содействие в этом исполнителю данного преступления - К. В связи с этим по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд оправдал М. на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за непричастностью к указанному преступлению. Одновременно с этим из обвинения К. в совершении преступления, предусмотренного пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд исключил квалифицирующий признак совершения убийства «группой лиц по предварительному сговору». Вместе с тем суд пришёл к выводу о том, что М. подлежит уголовной ответственности за разбой, в том числе по квалифицирующему признаку его совершения «с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего». В соответствии с требованиями уголовного закона разбой может быть признан совершённым с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего в том случае, когда виновное лицо участвует в причинении такого вреда. С учётом изложенного Судебная коллегия переквалифицировала действия М. с п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 3 ст. 162 УК РФ как разбой, совершённый группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение. Определение № 48-АПУ 13-21 3. Для решения вопроса о наличии состава преступления, предусмотренного ст. 1741 УК РФ, необходимо установить, что лицо совершило финансовые операции с денежными средствами в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными средствами. Установлено, что Т., являясь директором общества с ограниченной ответственностью и имея умысел на незаконное получение кредита, 27 февраля, 6 и 19 апреля 2004 г. заключил соответствующие договоры с филиалом банка, представил при этом заведомо ложные сведения о хозяйственном положении и финансовом состоянии этого общества, и получил денежные средства на общую сумму 10 ООО ООО рублей. Впоследствии Т. перечислил указанные денежные средства с расчётного счёта ООО, открытого в банке, на расчётный счёт другой организации в счёт оплаты за предоставление оборудования. Действия Т. квалифицированы по ч. 1 ст. 176 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) за преступление, совершённое 27 февраля 2004 г., по ч. 1 ст. 176 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) за преступление, совершённое 6 апреля 2004 г., по ч. 1 ст. 176 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) за преступление, совершённое 19 апреля 2004 г., по ч. 2 ст. 1741 УК РФ за преступление, совершённое 27 февраля 2004 г. По эпизоду от 20 апреля 2004 г. по ч. 1 ст. 1741 УК РФ уголовное преследование в отношении Т. прекращено и он освобождён от уголовной ответственности за истечением сроков давности. В надзорной жалобе адвокат осуждённого оспаривал законность и обоснованность приговора, выражал несогласие с осуждением Т. по ч. 1 ст. 1741 УК РФ и квалификацией его действий по ч. 1 ст. 176 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации изменила приговор по следующим основаниям. Согласно ст. 3 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма» под легализацией доходов, полученных преступным путём, понимается придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученным в результате совершения преступления, то есть совершение действий с доходами, полученными от незаконной деятельности таким образом, чтобы источники этих доходов казались законными, а равно действий, направленных на сокрытие незаконного происхождения таких доходов. По смыслу закона, для решения вопроса о наличии состава преступления, предусмотренного ст. 174г УК РФ, необходимо установить, что лицо совершило указанные финансовые операции и другие сделки с денежными средствами в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными средствами. Между тем из описательно-мотивировочной части приговора не усматривается, какие именно действия были совершены Т. для придания правомерности владению денежными средствами, приобретенными в  результате незаконного получения кредитов, а свидетельствуют лишь о распоряжении деньгами, полученными в результате совершённого им преступления. При таких данных содеянное Т. полностью охватывается ч. 1 ст. 176 УК РФ. Кроме того, квалифицируя действия осуждённого как три самостоятельных преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 176 УК РФ, суд не принял во внимание установленные им же обстоятельства дела, согласно которым Т. обратился в банк с заявлением о предоставлении ему кредита в размере 15 ООО ООО рублей. Тот факт, что денежные средства были выданы ему частями и в меньшем размере, не может свидетельствовать о том, что умысел на незаконное получение кредитных денежных средств у Т. каждый раз возникал заново. Судебная коллегия приговор и последующие судебные решения в части осуждения Т. по ч. 1 ст. 1741 УК РФ и по ч. 2 ст. 1741 УК РФ отменила и дело прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления. Действия Т. переквалифицированы с ч. 1 ст. 176 УК РФ как три самостоятельных преступления, совершённые 27 февраля 2004 г., 6 апреля 2004 г., 19 апреля 2004 г., на ч. 1 ст. 176 УК РФ как одно преступление. Определение № 41-Д13-35 II. Назначение наказания 4. Срок дополнительного наказания в виде ограничения свободы, назначенного по совокупности преступлений путём частичного или полного сложения наказаний, не может превышать двух лет. По приговору суда от 7 марта 2013 г. Г. (ранее судимый) осуждён по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, по пи. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначен 21 год лишения свободы с ограничением свободы на 2 года 6 месяцев. В соответствии с ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по приговору от 8 июня 2011 г. и окончательно назначено наказание Г. в виде 21 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 года 6 месяцев. По этому же приговору осуждён К. по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний К. назначен 21 год лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 года 6 месяцев. Как видно из приговора, суд назначил Г. и К. по совокупности преступлений, а Г. и по совокупности приговоров дополнительное наказание в виде ограничения свободы на срок 2 года 6 месяцев, что противоречит требованиям ст. 53 УК РФ. Из содержания ст. 53 УК РФ ограничение свободы в качестве дополнительного наказания к лишению свободы назначается на срок от 6 месяцев до двух лет. При совокупности преступлений окончательное дополнительное наказание при частичном или полном сложении наказаний не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью настоящего кодекса. С учётом изложенного Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации изменила приговор в отношении Г. и К.: назначенное им по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ дополнительное наказание в виде ограничения свободы смягчила до 1 года 6 месяцев, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, а Г. и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначенное наказание в виде ограничения свободы смягчила до 2 лет каждому. Определение № 24-АПУ13-2 5. В соответствии с и. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ мужчинам, осуждённым к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание наказания назначается в исправительной колонии общего режима. Судом первой инстанции С. и другие осуждены по пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 162 УК РФ и по другим статьям. Отбывание наказания назначено в исправительной колонии строгого режима. Определяя местом отбывания наказания исправительную колонию строгого режима, суд сослался на п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ и указал, что осуждёнными совершены деяния, относящиеся в том числе к тяжким преступлениям, при этом в местах лишения свободы наказание они не отбывали. Между тем в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ в исправительной колонии строгого режима назначается отбывание лишения свободы мужчинам, осуждённым к лишению свободы за особо тяжкие преступления, ранее не отбывавшим лишение свободы, а также при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы. Как следует из приговора, ни один из осуждённых не признан судом виновным в совершении особо тяжкого преступления. В действиях С. суд признал рецидив преступлений, однако ранее он не отбывал лишение свободы, так как ему назначалось наказание в виде обязательных работ. Что касается других осуждённых, то согласно приговору они признаны несудимыми, значит и не отбывавшими лишение свободы. Таким образом, при определении режима исправительного учреждения судом неправильно применён уголовный закон, в соответствии с которым мужчинам, осуждённым к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание наказания назначается в исправительной колонии общего режима (п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ). С учётом этого суд апелляционной инстанции определил местом отбывания осуждёнными наказания исправительную колонию общего режима. Определение № 89-АПУ 13-10 6. При смягчении окончательного наказания, назначенного по совокупности преступлений, суд надзорной инстанции не учёл, что уголовный закон, смягчающий наказание, должен быть применён в отношении каждого из совершённых преступлений. По приговору суда от 10 ноября 2010 г. М. (ранее судимый) осуждён по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Постановлением суда от 20 июня 2011 г. приговор в отношении М. приведён в соответствие с Федеральным законом от 7 марта 2011 г. Действия осуждённого квалифицированы по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ  (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) и по ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ). В остальной части приговор оставлен без изменения. В кассационном порядке материал не рассматривался. Постановлением президиума областного суда от 13 июня 2012 г. постановление в отношении М. изменено. Назначенное осуждённому окончательное наказание по приговору от 10 ноября 2010 г. смягчено до 5 лет 4 месяцев лишения свободы. В надзорной жалобе осуждённый М. просил о пересмотре состоявшихся судебных решений, ссылаясь на необходимость смягчения назначенного ему наказания с учётом внесённых в приговор изменений. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации надзорную жалобу осуждённого М. удовлетворила частично, указав следующее. Принимая решение о смягчении М. лишь окончательного наказания, назначенного по совокупности преступлений, суд надзорной инстанции не учёл, что в соответствии с ч. 1 ст. 69 УК РФ при совокупности преступлений наказание назначается по каждой статье отдельно, а затем по совокупности. При этом наказание за каждое из преступлений, входящих в совокупность, определяется по правилам, предусмотренным иными статьями Общей части УК РФ отдельно, поскольку ответственность за преступления, входящие в совокупность, определяется не только характером совершённых преступлений, но и степенью общественной опасности составляющих их деяний. Федеральным законом от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» исключен нижний предел наказания в виде лишения свободы, предусмотренного ч. 2 ст. 161 и ч. 2 ст. 162 УК РФ, тем самым он снижен до минимального срока, установленного Общей частью УК РФ. Таким образом, указанный закон смягчил наказание за преступление, предусмотренное как ч. 2 ст. 161 УК РФ, так и ч. 2 ст. 162 УК РФ. Следовательно, он имеет обратную силу и распространяется на лиц, совершивших указанное деяние до вступления данного закона в силу. При таких обстоятельствах назначенное М. наказание подлежало смягчению за каждое из совершённых им преступлений с назначением более мягкого наказания по их совокупности. Судебная коллегия изменила постановление от 20 июня 2011 г. и постановление президиума областного суда от 13 июня 2012 г. в отношении М. и смягчила наказание, назначенное по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ), до 2 лет 11 месяцев лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) - до 4 лет 11 месяцев лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно назначено М. 5 лет 3 месяца лишения свободы. Определение № 14-Д13-12


Вернуться
28 февраля 2014